fiafia: (Le déjeuner de Marie)
[personal profile] fiafia
33493131
Une fois n'est pas coutume, рассказ об этой книжке мне хотелось (потому что так проще) начать с текста на четвёртой странице обложки*. Потому что книжку я увидела где-то в интернете, в каком-то читательском блоге, но заинтересовалась и запомнила её именно из-за издательского текста, из которого потенциальный читатель узнаёт, что Джулия Кернинон совсем молода (ей ещё нет и тридцати), что она с самого детства мечтала стать писателем, что несмотря на свой юный вораст она уже опубликовала два романа, которые были удостоены пусть и не самых крупных, но вполне респектабельных литературных премий - премии Франсуазы Саган и премии Клозри де Лила, и что название книги,  "Респектабельное занятие", это как раз про литературу, литературный труд, про читательство и писательство. Ну, этого вполне достаточно, чтобы схватить книжку с полки и бежать с ней в кассу - не знаю ни одного любящего чтение и литературу человека, который не любил бы читать воспоминания, признания, размышления других одержимых читателей.
Всё та же четвёртая обложки советует эту книгу проглотить (À dévorer!), что я и сделала, поначалу отмечая закладками вот это! и это! и ещё! - всё точно, узнаваемо, сопереживаемо - а потом бросив, потому что цитировать нужно было бы всё подряд. Длилось это примерно полкнижки, а потом желание выписывать приутихло - и не то чтобы мой энтузиазм спал, а что-то произошло.

Книжку я закончила, пошла в Гудридзы, огляделась - у книги высокие оценки и захлёбывающиеся от восторга комментарии. Что же удивительного, ведь где как ни на Гудридзах тот самый читатель, который любит читать воспоминания, признания, размышления других одержимых читателей.А я чувствую, что не могу поставить 5/5,но почему, не пойму. Поставила 4/5, а через несколько дней понизила до 3/5.

Чтобы объяснить, в чём дело, что меня смущает, что не даёт сполна восхититься этой просто дышащей любовью к чтению книгой, стоит наверное вернуться к четвёртой обложки* и прочитать её полностью. Там говорится про пишущую машинку, которую ей, пятилетней, подарили родители одержимо влюблённые в чтение и в Америку родители... Ага, вот оно! Пишущая машинка - вещь крайне фотогеничная (см. обложку книги, что тут далеко ходить). Мне в детстве повезло, у нас дома была очень хорошая механическая пишущая машинка "Оптима", которая с самых моих ранних лет меня просто манила и притягивала. И если бабушка не очень любила подпускать меня к своей ножной швейной машине (исключительно под присмотром!), а мама совсем не подпускала к своей электрической, с пишущей машинкой всё было просто - она была как бы в ведении папы, и он просто показал мне, как с ней обращаться, а дальше - делай, что угодно. И я просто обожала это дело, хоть что-нибудь напечатать! И когда действительно нужно было напечатать что-то небольшое, мне поручали, а потом уже были мои собственные разные тексты, переводы, упражнения... И кстати, это очарование не только инструментом, но и профессией у меня сохранилось на всю жизнь - когда сразу после института я начала работать в издательстве, там ещё было большое машбюро - и вот машинистки, работавшие в иностранном машбюро (русских машинисток я не знала, потому что работала в иноязычной редакции, да и русский язык был не профильным в издательском плане), они все для меня были как персонажи из романа. Профессии давно не существует, но я их всех отчётливо представляю и помню.

Но я отвлеклась, я просто хотела сказать, что у моего поколения и поколения Джулии Кернинон пишущая машинка занимала разное место в жизни - для Джулии это был уже раритет, но я понимаю, что предмет оставался притягательным для детей. Помню, как покупали игрушечную пишущую машинку в подарок моей маленькой тогда племяннице, ровеснице Джулии Кернинон, помню, как  мои собственные дети заворожённо рассматривали пишущие машинки на блошиных рынках - и я бы купила, но уже было непонятно, где искать для них ленту... Так что верю, верю в пишущую машинку девочки Джулии, будущей писательницы. И в родителей конечно тоже верю. Но - не понимаю. И проблема, думаю, именно в этом. Где-то с середины сквозь книжку про "респектабельное занятие" начинает проступать другая книжка. Проступает она достаточно явственно, чтобы не обратить на неё внимания, но при этом не настолько, чтобы решить, что это самостоятельная сюжетная канва. И касается это некоторых обстоятельств жизни Джулии и её родителей. Ей необходимо их упомянуть, чтобы проиллюстрировать своё отношение к книгам и чтению, но они выходят слишком заметными, чтобы пропустить или просто скользнуть взглядом, тут же забыть и идти дальше. Родители кажутся персонажами романа, ситуации - ситуациями из романа... Но знаем мы обо всём этом настолько недостаточно, что либо надо смириться и признать, что это такой роман типа "Боджанглза", где всё слишком придумано и верить нечему, либо всё-таки поверить (а я верю!) - но тогда нам рассказали слишком мало! И в итоге я понимаю, что мне совершенно неизвестна и непонятна Джулия Кернинон, поэтому мне трудно разделять её мысли и чувства по отношению к книгам. Парадокс в том, что не будь в книге этих личных эпизодов (так, как они написаны), а вот просто мысли и чувства - я бы всему поверила и практически стопроцентно подо всем подписалась бы. А так - она словно меня слегка отодвинула. Причём я не думаю, что у неё было такое намерение, да и другие читатели, судя по отзывам, ничего такого не замечают, но вот для меня это как заноза какая-то.

Что посоветовать? Вообще-то я бы посоветовала прочесть. Может, не гоняться за ней, высунув язык, но вот если попадётся - прочесть. Там действительно очень точные замечания, наблюдения, верно описанные, хорошо сформулированные. Конечно, мне хотелось бы знать, ощутит ли кто ещё что-то похожее на моё, пока что я такого не встречала - что, объективно говоря, аргумент в пользу чтения.



* Текст на четвёртой странице обложки: Dans ce court récit, Julia Kerninon, pas encore trente ans, façonne sa propre légende. Née de parents fous de lecture et de l'Amérique, elle tapait à la machine à écrire à cinq ans et a toujours voulu être écrivain. Dans une langue vive et imagée, un salut revigorant à la littérature comme "activité respectable". A dévorer ! Prix Françoise Sagan et prix de la Closerie des Lilas pour ses deux premiers romans

Date: 2017-04-18 06:41 pm (UTC)
From: [identity profile] fringilla-pinso.livejournal.com
Как все это знакомо и близко. Обожала у мамы на работе на машинке печатать. А потом и сама машинисткой работала.

Date: 2017-04-18 07:42 pm (UTC)
From: [identity profile] fiafia.livejournal.com
Ага.
В книжке про машинку не так уж много, кстати. Но она непременно упоминается во всех рецензиях :о)))

Profile

fiafia: (Default)
fiafia

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
910 1112131415
1617 1819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 09:55 am
Powered by Dreamwidth Studios